Русский  рус           English  eng

Home E-mail


Если в юности вы не были либералом у вас не было сердца,
если в возрасте вы не стали консерватором у вас нет ума.
У.Черчиль
ОПЯТЬ ПЕРЕД ГЛУХОЙ СТЕНОЙ

"Дело", № 33 , 22.08.94 г.

Выборы в Совет Федерации Федерального собрания РФ в 74–м Челябинском округе состоялись три месяца назад. И все это время я не перестаю говорить о том, что они были проведены с грубейшими нарушениями, а результат их — не что иное, как крупномасштабная фальсификация. Я говорю. Меня не слышат. Вернее, не хотят слышать, не хотят смотреть подготовленные мною материалы (свои слова я подтверждаю документально). Причем не хотят именно те, кто должен был бы по своей прямой обязанности. Это в первую очередь Центризбирком, куда я, естественно, сразу же и направил свои выкладки, вычисления, выводы, свидетельствующие о многочисленных нарушениях. Но никакого впечатления на Центризбирком это не произвело...

Выборы начались 12 мая, тогда же начались и отступления от законов. Например, и 12, и 13, и 14 мая по области всеми средствами массовой информации проводилась активная кампания в пользу определенных кандидатов, хотя на основании ст. 30 Положения о выборах всякая агитация в день выборов запрещена.

В соответствии с другой статьей – 36, п.7 – должно проводиться тайное голосование, при котором бюллетени опускаются в специальные, заранее опечатанные ящики. В действительности же бюллетени собирались в конверты (например, в общежитиях ЧМК №1, 2, 5, 6).

Из помещений окружных комиссий изгонялись “неудобные” наблюдатели: в Чебаркуле – О.Жмур, в Миассе – А.Кыштымов и Н.Манукян. И, кстати, в отсутствие независимых наблюдателей в этом округе с цифрами произошли удивительные превращения. Так, 15 мая к 17.30 здесь проголосовало всего 2.800 человек, при подведении же итогов на следующее утро число проголосовавших подскочило аж до 52.992. (Интересное “совпадение”: именно здесь 15 мая в 21.45 вопреки всем правилам и законам в помещении для подсчета голосов оказался депутат Государственной Думы Григориади, допущенный в святая святых по личному распоряжению зам. председателя окружной комиссии №8 Горбунова.)

Любопытная ситуация сложилась и в Златоусте: к 20 часам в округе №7 проголосовало 36.977 избирателей. К 21.30 число проголосовавших увеличилось всего на 20 человек, а перед самым закрытием участка произошло (если верить отчетам) чудо: народ прямо–таки хлынул к урнам, за 30 минут увеличив число проголосовавших аж на 7.905!..

В истории с выборами и для меня лично было много странного. Так, например, 15 мая в 13.00 начальник контрольно–ревизионного отдела областной администрации Е.Р.Табачков в присутствии председателя окружной комиссии С.С. Толстобровой и пом. главы администрации Л.В. Коваля объявил мне о том, что я буду на пятом месте. Самое удивительное, что 19 мая все подтвердилось. Но он–то как это узнал заранее?

16 мая в 4 часа утра поступили сообщения из окружных комиссий, и там значилось, что Л.Убожко занял первое место в городах Южноуральске и Чебаркуле и второе место — в Магнитогорске и Златоусте. Но в 16.00 того же дня областная комиссия констатировала, что в этих городах Убожко занимает лишь третье–четвертое места...

И во все дни голосования отмечались подобные странности и многочисленные нарушения законов, причем отличилась в этом не только область. Как известно, протокол результатов голосования утверждает Центральная избирательная комиссия. Но, возможно, не всем известно, что в соответствии со ст. 31, 32 Положения о выборах она имеет право утвердить результаты голосования лишь при наличии протокола, составленного из десяти подпунктов. Центризбиркому же в данном случае был направлен протокол, который содержал лишь число голосов, поданных за каждого из кандидатов, плюс соответствующие проценты. И Центризбирком, грубо нарушив закон, результаты утвердил.

Судите сами: общее число избирателей, зарегистрированных по данному округу, равно 2.583.553. Было погашено 1.539.097 неиспользованных бюллетеней. Вычитая второе из первого, получим 1.044.456 – число проголосовавших. В протоколе же значится, что к избирательным урнам явилось 865.889 избирателей! Разница немалая – в 173.567. Напрашивается вопрос: какова же судьба этих “лишних” бюллетеней? Думаю, что “авторам” протокола нелегко было бы ответить на этот вопрос, если бы его задал Центризбирком. Но он не задал. И это ведь только то, что сразу бросается в глаза, стоит лишь взять протокол!

Теперь рассмотрим отдельные округа. В четырех из пяти Челябинских обнаружилось около 40.000 таких вот "лишних" бюллетеней. А в шести, напротив, выявлена их нехватка. В Металлургическом округе №5 к урнам явилось 74.464 избирателя, чистых же бюллетеней оказалось 72.534, т.е. не хватило 1.930 бюллетеней. В округе №15 (Магнитогорск) — 4.703, в округе №9 (Чебаркуль) – 1.916 и т.п.

23 мая я сумел достать протокол Челябинской окружной комиссии и, собрав акты своих доверенных лиц по поводу массовых нарушений, подал 30–го в Центризбирком заявление с требованием создать комиссию для расследования огромного количества нарушений. 8 июня получил от секретаря Центризбиркома РФ И.Галушко ответ, из которого с удивлением узнал, что существенных недостатков при проведении выборов Центризбирком во всем этом не видит и потому не находит оснований для пересмотра своего постановления. Похоже, секретарь догадывался, что меня такой ответ не удовлетворит, и предусмотрительно предложил мне в случае несогласия обратиться с жалобой в Верховный суд РФ, что я и сделал 9 июня. И уже 20–го судья Федин прислал мне свое “определение”: “Отказать Убожко Льву Григорьевичу в принятии жалобы на действия Челябинской окружной комиссии... в связи с неподсудностью этой жалобы Верховному суду РФ”. Вот тебе и раз! — при чем здесь Челябинская окружная, если речь шла о неправильных действиях Центризбиркома? Разумеется, меня и этот ответ не устроил, и, естественно, через два дня я подал жалобу в президиум Верховного суда РФ.

Боюсь, что я утомил читателя этим перечнем, но прошу набраться терпения и как бы пройти со мной этот путь до конца – право, осталось недолго. 20 июля 1994 года зам. председателя Верховного суда РФ В.Жуйков подвел своеобразный итог всем моим попыткам правдоискательства. Его ответ, с некоторыми купюрами, но сохраняя стилистику, я здесь и цитирую:

"Довод о том, что в действительности обжаловали решение Центральной избирательной комиссии... а потому в соответствии с п. 1 ст. 19 Положения о выборах... жалоба подлежала рассмотрению Верховного суда РФ, нельзя признать состоятельным. Указанная статья ... предусматривает возможность обжалования в Верховном суде Российской Федерации непосредственных решений Центральной избирательной комиссии. Вы же обжаловали ответ.., который был дан Центризбиркомом в качестве вышестоящей избирательной комиссии на действия участковой избирательной комиссии, в порядке, предусмотренном п.2, п.3 ст. 19 Положения о выборах депутатов. С учетом изложенного надзорная жалоба оставлена без удовлетворения".

Вот и все. Обращаться, больше некуда. Выборы признаны завершившимися — и свершившимися. По их итогам "победителями" в Челябинской области стали: А. Стариков, ген. директор АО "Магнитогорский металлургический комбинат", и М.Исаев, президент Уральской инвестиционно–холдинговой компании.

Давайте теперь вместе с вами зададимся некоторыми вопросами. Если отказ Центризбиркома нельзя считать решением и соответственно нельзя обжаловать, тогда почему секретарь Центризбиркома написал: "В случае несогласия... Вы вправе обратиться с жалобой в Верховный суд РФ"? Он что, этого не знал? И "о неподсудности данного спора Верховному суду Российской Федерации”, как написал в своем ответе зампред. Жуйков, не знал тоже? А судья Федин, который ответил мне так: "Гражданские дела, подведомственные судам, рассматриваются районными (городскими) народными судами”, тоже был "не в курсе"? Он не знал, что раз претензии у меня были к Центризбиркому и, следовательно, дело перешло на федеральный уровень, то районный или городской суд не могли его рассматривать? Но тогда почему весьма ответственные посты занимают люди, явно недостаточно компетентные и недостаточно ответственные?..

Лев УБОЖКО

От редакции. Редакция, естественно, не может присваивать себе функции ни суда, ни экспертной комиссии, которые могли бы (и должны были) изучить представленные материалы и дать ответ: прав Л.Убожко или нет. Но редакция не вправе и обойти молчанием тот факт, что автор добивается, но добиться не может беспристрастного рассмотрения своего обращения со стороны тех, кто обязан это сделать.

И случай этот, увы, не единетвенный. Рассмотренные по итогам голосования в различных округах документы дали основание очень многим усомниться в объективности проведенных выборов и даже заподозрить, по выражению Л.Убожко, "крупномасшатбную фальсификацию". И практически повсеместно наивные правдоискатели подбирали документы, писали, направляли, требовали, а потом терпеливо (и безнадежно) ждали результата...

Похоже, Центризбирком считает, что снял все вопросы выступлением своего председателя по телевидению. Но именно от ответа на наиболее острые вопросы, связанные с прошедшими выборами, Рябов ушел, практически объявив проблему несуществующей. Ни аргументов, ни доказательств, ни опровержения представленных Центризбиркому фактических материалов так и не последовало, никаких нарушений как бы и не было. То есть оценка положения была сделана по печально знакомой формуле: этого не могло быть, потому что не могло быть никогда...

Хотим подчеркнуть — дело совсем не в том, что материалы, с которыми вы встретились сегодня на страницах нашей газеты, представлены автором, который сам баллотировался на этих выборах. Давайте вообще оставим в стороне и личность автора, и его заинтересованность в исходе голосования. Мы хотим привлечь ваше внимание к тому факту, что человек, столкнувшийся с какими–то нарушениями, представивший в доказательство своей позиции документальные материалы, аргументы и факты, по–прежнему нигде не может добиться того, чтобы на поднятую им проблему хотя бы обратили внимание. Чтобы собранные им материалы были хотя бы рассмотрены, изучены, не может получить мотивированный ответ. Он по–прежнему стоит перед глухой, непробиваемой стеной. А “он” — это ведь каждый из нас...

Документы
Декларация "Консервативной Партии России"

Пресс-лист "Консервативной Партии России"

Наши книги
Книга "Ленин, досье без ретуши", написанная (1971–2002 гг.) выдающимся ученым-историком А.А. Арутюновым.

Книга "Моя борьба против красного фашизма" написанная Л.Г.Убожко.

Фотоальбом

весь фотоальбом

Наша кнопка:
Консервативная Партия России

Консерваторы шутят
Когда мы нарушаем закон - нас штрафуют, когда мы поступаем правильно - с нас берут налоги.

наверх
Консервативная Партия России © 2000-2012
Зарегистрирована в Министерстве Юстиции РФ 25 декабря 2001 года
Свидетельство о регистрации политической партии №5008
Телефон:+7 (499) 261-5044  
E-mail: info@kpr.ru
Rambler